Отношения Эстонии и России. Почему народ прибалтийской страны не любит русских?

Что у них в головах

Все вышеописанное — уровень государственной пропаганды. На бытовой почве все немного иначе, с куда меньшей долей антисоветской и русофобской концентрации. Если оценивать грубо и исключая этническое русскоязычное население, картинка выглядит примерно так. Прибалты делятся на два типа: те, кто застал и не застал СССР. Последние либо аполитичны в принципе, либо придерживаются государственной, то есть, в разной степени европейско-националистической линии. Как это слито воедино — отдельный вопрос.

Люди старшего возраста, заставшие СССР, порой с достаточным романтизмом вспоминают и комсомольские стройки, и в целом социальную направленность строя, однако категорически отрицательно относятся к уравниловке, запретам на контакты с соседними капстранами и главное — к национализации. Как и многие все-таки европейцы, прибалты в массе являлись крестьянами-ремесленниками, у которых часто были какие-либо мелкие производственные мастерские и земельные наделы. С точки зрения Советского Союза все это подпадало под предпринимательство, то есть, обогащение за счет прибавочной стоимости, и наемный труд, то есть эксплуатацию человека человеком, а также прочие антисоциалистические факторы, идущие в разрез с политикой построения равноправного социального государства. Одна из всплывающих тем за столом — насколько богатыми сейчас были бы многие прибалтийские семьи, если бы не советская национализация.

В восприятии прибалтийского обывателя картинка примерно следующая: в окружении двух тиранов жила-была маленькая аккуратная Прибалтика, которая никого не трогала. С одной стороны, в принципе, тиран понятный — европейский, просвещенный, богатый, во многом с переплетающейся средневековой историей и религией. С другой стороны — непонятный тиран-варвар, дикий и бедный, другой веры, но очень сильный. Прибалтика, в принципе, была бы не против служить тирану европейскому, примкнув к его богатству и просвещенности, но случилось две беды — «немец» сначала не принял в семью, а затем и вовсе проиграл битву, в результате чего «служить» пришлось нелюбимому «мужу»-варвару с Востока.

Для Прибалтов, особенно литовцев, вхождение немецких войск стало психологическим ударом. Не то, чтобы открыто, но регулярно можно встретить мнение, что Гитлер был освободителем от большевизма и объединителем Европы, куда прибалты, само собой, включали и себя. Удар заключался в том, что так не считал сам Гитлер: после входа нацисты начали страшным образом вырезать в Прибалтике десятками и сотнями тысяч евреев на глазах у всех, а затем и вовсе объявили Литву (наряду с Польшей и славянами в целом), странами второго сорта, подлежащими ликвидации как государственные образования. Так в прибалтийских глазах на время рухнула сказка о европейском единстве.

В Прибалтике большое количество мемориалов, касающихся Холокоста, и в целом вспоминают его с ужасом. Во многом именно Холокост в этих странах по сей день уберегает от открытого поднятия на флаги нацизма, как противопоставления большевизму. Есть предположение, что не будь уничтожения евреев, Гитлеру бы уже давно стояли памятники как герою-борцу с коммунизмом.

Достаточно малейших знаний истории, чтобы понять, насколько лживо сделаны эти экспозиции. Например, большая часть представленных фотографий и биографий репрессированных прибалтов — это участники всевозможных «движений за свободу» (что иногда прямо подписано), которые в России известны как «Лесные братья» (в самой Прибалтике в таком виде этот термин не употребляется). Это те самые товарищи, которые частично сражались на стороне нацистских войск, активно вели террористическую и подрывную борьбу с Советским Союзом. Выступали за раскол страны и свержение власти всеми возможными способами, включая убийства. Показаны они, само собой, как счастливые молодые друзья-партизаны и даже влюбленные пары, которых настигла кровавая рука НКВД.

Словения

Здесь русских не любят, в целом, все по тем же причинам: в силу исторического противостояния с православными сербами (словенцы в массе своей католики), пребывания в составе империи Габсбургов, которая соперничала с Россией, и геополитической ситуации XX столетия, когда Словения находилась в составе Югославии.

В этой стране русских, вообще-то традиционно любят и называют «братушками», поскольку именно России болгары обязаны освобождением от многовекового Османского ига. Однако, в период Первой и Второй мировых войн Болгария, хоть и не воевала с Россией напрямую, оказалась в стане наших противников.

Отрезвление от санкций

«Самый важный вывод: во всех странах Балтии идёт общий процесс, а именно процесс расслабления, успокоения общественной мысли в отношении российско-украинского конфликта и вытекающих отсюда последствий, в том числе санкций Запада против РФ», — прокомментировал в эфире LTV динамику общественных настроений в Прибалтике Мартиньш Капранс.

По мнению опрошенных RT экспертов, одним из факторов, благодаря которому жители Прибалтики стали лучше относиться к России, стало ухудшение экономической ситуации в их странах на фоне противостояния с Москвой.

«Санкции стран Балтии не влияют на Россию, а вот российские санкции серьёзно ухудшают их финансовое положение, сокращают рабочие места и доходы бюджета, — заявил RT заведующий Центром постсоветских исследований Института экономики РАН Леонид Вардомский. — Это их осознанный выбор, так называемая европейская солидарность — немножко глуповатая, но что же поделаешь».

О том, что санкционная война негативно отражается на экономике стран Балтии, периодически заявляют и местные политики.

В июле прошлого года экс-министр сообщения Латвии Анрийс Матисс заявил, что ухудшение отношений с Россией из-за санкций и контрсанкций негативно сказалось на экономике страны.

«Если брать транзитную отрасль, то за последние годы мы видим существенное падение — на 30%, что связано с этими «экономическими войнами». Пострадала также и пищевая промышленность», — утверждал бывший чиновник.

По его словам, латвийское руководство не в силах изменить географию и рискует продолжить терять деньги из-за возможного отказа России от транзита по мере того, как расширяются возможности российских портов Калининграда и Санкт-Петербурга.

В декабре 2018 года евродепутат и экс-президент Литвы Роландас Паксас осудил введение Литвой очередных санкций против России после инцидента в Керченском проливе, назвав «психозом» риторику официального Вильнюса.

Что касается Эстонии, то в 2016 году в интервью ТАСС глава МИД этой республики Марина Кальюранд заявляла, что антироссийские санкции «не обходятся дешево» Таллину. Особо она отметила ограничения на экспорт сельхозпродукции в нашу страну.

По словам Леонида Вардомского, власти Балтии пошли на эти экономические потери осознанно, надеясь, что ЕС восполнит их из своих фондов. Но пока, констатирует эксперт, этого не происходит.

«Благодаря президентам и премьерам — русофобам в Эстонии, Латвии и Литве —произошло разрушение хозяйственных связей с Россией, которые существовали в 1970-е и 1980-е годы. Этот процесс был болезненным для обеих сторон. В итоге та сторона, которая меньше (страны Балтии), теперь страдает больше», — подчеркнул в интервью RT президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор СПбГУ Николай Межевич.

15 марта Вильнюс, Рига и Таллин вместе с другими странами ЕС ввели новые ограничительные меры против российских граждан из-за инцидента в Керченском проливе.

Исторические причины

Пикет сторонников присоединения Латвии к СССР, 1940 г.

Раньше Литва была одним из лидеров Восточной Европы. В те времена страна включала в себя много земель, начиная от Балтийского и до Черного морей. Литва не всегда была незаметным маленьким государством, какой ее считают сейчас. А стоило стране объединить свои владения с Польшей, как Литва и вовсе стала могущественной державой.

Однако в один переломный исторический момент Литва наряду с Польшей оказалась во власти Российской империи. В 1917 году жителям Прибалтики удалось стать независимыми. Однако их счастье продлилось недолго: две исторические личности — Молотов и Риббентроп — пришли к выводу, что Латвия, Литва и Эстония непременно станут республиками СССР.

Другими словами, местные жители уверены в том, что представители русской национальности два раза лишили их права выбора и независимости. Разве этого недостаточно для того, чтобы ненавидеть Россию. И, несмотря на то, что никаких репрессий не было и прибалты жили в СССР припеваючи, это не изменило их отношения к россиянам.

Стоило Советскому Союзу прекратить свое существование, как прибалты остались ни с чем, ведь никто их содержать не собирался. С тех пор они узнали, как это — быть бедными, а виноватыми все равно остались русские.

Прибалтийские политики начинают менять свое отношение к русским

17 января 2018, 17:10
Фото: lrv.lt
Текст: Илья Белкин,
Латвия

В Прибалтике подул ветер перемен. Руководство Литвы, прежде занимавшее принципиально антироссийскую позицию, говорит о желании наладить официальное общение с Москвой. А президент Эстонии хочет переселиться в дискриминируемую русскоязычную общину, чтобы та не чувствовала себя чужой. Националисты обеих стран бьются в истерике.

Литву часто называют самой антироссийской страной Евросоюза. Оценка, конечно, условная – четких критериев тут нет, а по степени влиятельности Вильнюс серьезно уступает не менее антироссийской Варшаве. Однако по жесткости высказываний и по отрицанию всего российского Литве, пожалуй, действительно можно присудить первое место в неформальном состязании русофобов. И не в последнюю очередь это заслуга ее действующего президента Дали Грибаускайте.

Потому в канун Нового года Грибаускайте удивила многих, заявив, что с Россией «лучше сотрудничать, торговать, чем воевать»: «Не хотелось бы махнуть рукой или сказать, что не надо общаться. Все меняется. Меняется геополитическая ситуация, всегда необходимо сохранять готовность быть открытым к переменам и, если надо, менять свою позицию, не отказываясь от ценностей».

Правда, для возобновления сотрудничества и общения Москве тут же был выставлен ряд условий («освобождение оккупированных территорий», «прекращение попыток подкупа зарубежных политиков», отказ от «вмешательства в выборы в других странах» и от «стремления силой навязать свои интересы»), но по меркам президента Литвы это действительно примирительное заявление. «Мы всегда готовы к сотрудничеству со всеми соседями, которых не выбираешь. Потому что сотрудничество содействует защищенности нашего государства и интересов наших людей», – резюмировала Грибаускайте.

«Мы не русофобы»

Возможно, эти слова сработали как «спусковой крючок». Вскоре за восстановление отношений с Москвой высказался и премьер-министр Саулюс Сквернялис. «Мы – уникальное государство ЕС без любых, я подчеркиваю, абсолютно любых контактов с этой страной (Россией – ВЗГЛЯД). Хотя другие страны, те же соседние государства активно работают (с россиянами – ВЗГЛЯД) над экономическими вопросами», – заявил он, выступая в эфире национального телевидения. Поэтому, по словам премьера, к вопросу отношений с Россией следует подходить более прагматично, придерживаясь «четких стратегических границ», установленных в литовской внешней политике.

«Контакты с соседними государствами обязаны быть восстановлены, и Новый год является благоприятным для подобных шагов», – подытожил премьер.

И хотя Сквернялис тоже озвучил ряд оговорок (например, о том, что «нельзя предавать Украину»), его слова стали причиной скандала. Так, глава МИД страны (то есть непосредственный подчиненный премьера) Линас Линкявичюс заявил, что никакие контакты на высшем уровне между Вильнюсом и Москвой в данный момент невозможны, потребовав не только возврата Крыма в состав Украины, но и «возврата в состав Грузии утраченных территорий». После этого, по мнению Линкявичюса, должен последовать «отказ России от агрессивной политики в отношении соседей, прекращение вмешательства Москвы во внутренние дела европейских государств, отказ от имперских планов по реанимации СССР». И только «при соблюдении Кремлем этих условий появится почва для восстановления диалога на самом высоком уровне».

Надо отдать должное Сквернялису – на скепсис подчиненного он отреагировал жестко. «Министр иностранных дел иногда, наверное, думает, что он не член правительства. Но министр – это член правительства», – подчеркнул премьер в интервью одной из радиостанций, после чего заявил о необходимости возобновить работу литовско-российской межправительственной комиссии. По его мнению, Литве нужен «живой диалог профессионалов» в области торговли, в энергетике, в транспорте, в сельском хозяйстве и так далее. А отсутствие контактов на уровне министров или их заместителей он назвал нездоровым явлением, которое «вредит интересам государств и народов».

«Мы не русофобы. С Россией должен вестись диалог», – отрезал Сквернялис, отдельно выделив объявленное Россией эмбарго на сельскохозяйственную продукцию, которое вредит интересам Литвы.

Однако и Линкявичюс от своего мнения не отступился. «Мы действительно сейчас не видим смысла во встречах высокого политического уровня. Более того, они ничего дополнительного не могут решить, за исключением политизации ситуации», – заявил министр в эфире той же радиостанции. Да и зачем нужны официальные контакты, если сотрудничество между жителями двух стран в некоторых сферах даже растет:

«В прошлом году почти на 30% вырос наш экспорт в Россию, невзирая на не очень интенсивные отношения и взаимные санкции. И туристические потоки выросли, визовые центры работают активно, подписано несколько важных соглашений. Здесь я бы выделил завершенные в конце прошлого года работы по демаркации границы с Россией. Это огромная работа, она продолжалась 12 лет – и тихо-спокойно результат достигнут. Практически мы завершили переговоры о недвижимом дипломатическом имуществе, продолжатся пограничные и прочие проекты. Конечно, интенсивными эти отношения назвать нельзя, однако те дела, которые должны быть, необходимые контакты происходят», – рассуждает министр.

«Президентские амбиции обязывают»

Как мы видим, единомыслия по поводу необходимости возобновления официальных контактов с Россией у властей Литвы нет. Но чем объясняются миротворческие инициативы того же Сквернялиса? Политолог, заместитель главного редактора портала RuBaltic.ru Андрей Стариков в беседе с газетой ВЗГЛЯД призвал не забывать, что Сквернялиса называют основным претендентом на победу на предстоящих в 2019 году президентских выборах.

«Саулюс Сквернялис – наиболее вероятный сменщик Дали Грибаускайте на посту руководителя государства, и он тестирует контуры будущей избирательной платформы. Он считает, что наступивший предвыборный год благоприятен для восстановления политических контактов с Россией. Неполитические связи Литвы и России действительно улучшаются, и логичным подкреплением отдельных неполитических успехов должна стать активизация политических контактов. Спрос на налаживание отношений с восточным соседом в литовском обществе есть», – говорит Стариков, считающий, что Сквернялис намерен удовлетворить этот спрос и «предложить альтернативу идейной монополии президента Грибаускайте и литовских консерваторов – по крайней мере, на уровне политических лозунгов».


Керсти Кальюлайд действительно не считает нужным расшаркиваться перед русофобами, по-прежнему весьма влиятельными в Эстонии. Например, она пообещала, что в нынешнем году на месяц переедет жить и работать в почти полностью русскоязычную Нарву. Так она хочет показать местным, что они являются полноправными, а вовсе не второсортными, как утверждают националисты, жителями государства.

Читайте также:  Как выбрать и купить жилую недвижимость в Болгарии

Где ваша аплиециба?

Президент Латвии Эгил Левитс предложил объявить 15 октября Днем государственного языка. Почему именно 15 октября? В этот день в 1998 году конституция Латвии была дополнена новой статей — о латышском как единственном государственном языке. Левитс уверен, что «День государственного языка напомнит жителям Латвии и латвийской диаспоре об ответственности за латышский язык, а также побудит каждого стремиться к совершенству в своих знаниях». Предложение президента будет рассматривать сейм — и, судя по всему, примет его. К своему языку латыши относятся крайне трепетно, насаждают его со всем усердием.

Русский язык в Латвии является родным приблизительно для 35% населения — да и многие этнические латыши, особенно старшего возраста, владеют им вполне сносно. В стране есть места компактного проживания русскоязычного населения (например, второй по величине в республике город Даугавпилс), где латышский услышать на улице можно нечасто. Тем не менее русский язык на официальном уровне считается «иностранным», запрещен к употреблению в официальной сфере и последовательно вытесняется из образования. Для официального устройства на любую работу, хоть директором, хоть дворником, — не только в госсекторе, но и в частном, — представителю нацменьшинств необходимо обладать специальным удостоверением, подтверждающим знание латышского языка.

Такие удостоверения (аплиецибы) бывают трех степеней (А, B и C) и выдаются по результатам экзаменов. Впрочем, даже если такое удостоверение у человека есть, полного спокойствия ощущать он не может. Ведь в стране существует такое учреждение, как Центр государственного языка (ЦГЯ), которое местные русские саркастически называют «языковой инквизицией». Оно строго бдит за тем, чтобы представители «нетитульного населения» при исполнении своих рабочих обязанностей говорили на латышском.

Президент Латвии Эгил Левитс

Любого русскоязычного жителя страны в любой момент могут вызвать в ЦГЯ и проэкзаменовать — например, по доносу какого-нибудь «доброжелателя». Если окажется, что «подозреваемый» подзабыл латышский язык, ему могут влепить штраф в размере до €250 (штрафы для юридических лиц оказываются на порядок больше). После этого «виновнику» отводят срок в несколько месяцев на то, чтобы усовершенствовать свой латышский до высокого уровня. Если потом выяснится, что человек не достиг больших успехов в изучении государственного языка, то его по суду могут уволить с работы.

Более половины всех своих штрафов ЦГЯ назначает именно за «неупотребление государственного языка в объеме, нужном для выполнения профессиональных обязанностей», а остальные — за реализацию товаров без маркировки на латышском языке или за отсутствие перевода инструкции к товару, за вывески и объявления, не переведенные на госязык. Ну а вышвырнуть с работы в сейме или региональном муниципалитете за незнание латышского можно даже депутата, хотя его избирает народ, а не языковые инспекторы.

Естественно, такая практика открывает большие коррупционные возможности, примеров коих уже немало. Так, на исходе 2018 года в Латвии возбудили уголовное дело в отношении работников Государственного центра содержания образования и некоторых других должностных лиц, за деньги выдававших иностранцам удостоверения о знании латышского языка

У «языковых инквизиторов» есть немало добровольных помощников. Многие латыши не желают слышать русский язык в местах общественного обслуживания и с рвением сообщают в ЦГЯ о «лингвистических преступлениях». В конце 2015 года Центр госязыка объявил конкурс на места добровольных «общественных помощников», которых в народе тут же объявили «языковыми стукачами». Эти «помощники» ходят, главным образом, по кафе и магазинам — они следят, чтобы продавцы и официанты общались с клиентами на латышском.

А в начале 2018-го ЦГЯ запустил мобильное приложение Valodas draugs («Друг языка»), которое может установить себе на телефон любой житель Латвии. При помощи приложения для Android и iOS каждый может отослать в ЦГЯ извещение о «нарушении языковых норм» или, наоборот, похвалу за использование латышского языка.

Русские в Прибалтике: само не рассосется

Для “лишенцев” был придуман особый статус, отличающийся от статуса лиц без гражданства. Они получили паспорта постоянных жителей, не являющихся гражданами. От обычных паспортов эти корочки отличаются даже цветом – фиолетовый в Латвии (с записью “не гражданин” – в обиходе “негр”) и серый в Эстонии (с записью “иностранец” – в буквальном переводе “пришелец”). Неграждане не принимают участия в общенациональных выборах (в Эстонии они допущены к муниципальным выборам, в Латвии – нет), не служат в армии, не могут занимать государственные посты. Различия в правах по сравнению с гражданами касаются не только политической, но также социально-экономической и гуманитарной сфер. К примеру, в латвийском законодательстве эксперты насчитывают до 70 различий такого рода.

Однако, за исключением совсем уж помешанных националистов, выдавить инородцев на историческую родину никто уже, в общем-то, не пытается. После удовлетворения первоначальной жажды мести наступило известное отрезвление. С конца 90-х гг. и в Эстонии, и в Латвии официальная политика по отношению к национальным меньшинствам претерпела значительные изменения, причем дело не только в либерализации как таковой (особенно заметной в Эстонии), но в самой сути: вместо реэмиграции был взят курс на интеграцию неграждан в местный социум. На этот счет появились даже специальные государственные программы. Пресс, под которым находятся неграждане, легче не стал, но избавиться от них теперь хотят не с помощью пространственных перемещений, а путем ментально-лингвистической перековки.

Подавляющее число неграждан – русскоязычные. Для получения гражданства Эстонии или Латвии в порядке натурализации им необходимо иметь статус постоянного жителя республики на протяжении не менее 5 лет и сдать экзамен на знание языка (требуется понимать устную речь, уметь беседовать и читать), Конституции, истории и культуры страны. Многие прежние ограничения (например, для тех, кто родился за пределами данной республики) сняты; отменены существовавшие ранее квоты (“окна натурализации”); для людей старше 65 лет сделаны некоторые послабления. Инородные “дети независимости” (дети неграждан, родившиеся после 21 августа 1991 г. в Латвии и после 26 февраля 1992 г. в Эстонии) получают по достижении совершеннолетия гражданство почти автоматически. В Латвии, правда, для этого требуется заявление от обоих родителей с обещанием “способствовать интеграции ребенка в латвийское общество, изучению им латышского языка; воспитывать в нем доверие к Латвийской республике”. Кроме того, любой ребенок из семьи апатридов (неграждан и лиц без гражданства) по достижении совершеннолетия может стать гражданином по упрощенной процедуре – без сдачи экзамена, – если предъявит документ о среднем образовании с латышским (эстонским) языком обучения или другой документ, удостоверяющий знание языка на уровне, необходимом для натурализации (даже в Латвии, с ее более строгими нормами, таковым документом в принципе может быть и аттестат русской общеобразовательной школы). Официальная позиция властей ныне звучит так: двери открыты для всех постоянных жителей, милости просим, только сдайте экзамен.

Однако столпотворения в этих дверях что-то не наблюдается. Более того, число обращений за получением гражданства в порядке натурализации падает. Не будет большим преувеличением сказать, что практически все, кто имел возможность и хотел получить гражданство, его уже получили. Так, если с 1992 по 2000 г. гражданство Эстонии в порядке натурализации приобрели 113 тыс. человек (в т.ч. 24 тыс. этнических эстонцев), то последние 2 года темпы натурализации упали до примерно 3 тыс. человек в год. При этом гражданство Эстонии по состоянию на конец прошлого года имели менее 40% (174 тыс., в т.ч. около 80 тыс. – в порядке правопреемства) из 440 тыс. проживающих в республике неэстонцев. Около 22% (95 тыс.) обзавелись иностранным (как правило, российским) гражданством, остальные (39%, или 135 тыс.) – апатриды. (Существуют еще т.н. “нелегалы” – лица, у которых вообще нет законных документов на проживание в стране; точное их число неизвестно, а оценки колеблются от 30 до 70 тыс.) Похожая картина и в Латвии: гражданами являются около 44% из 976-тысячного нелатышского населения; здесь, разве что, выше доля апатридов (53%, или 520 тыс. человек) и меньше – иностранных граждан (всего 3%, или 29 тыс.). По словам вице-консула по вопросам гражданства посольства России в Риге Евгения Таркина, в последнее время поток обращений за получением российского гражданства вновь увеличился и составляет в среднем 200-300 заявлений в месяц. (Кстати, п.1 ст.14 нового Закона о гражданстве РФ сохраняет упрощенный порядок приема в российское гражданство для апатридов – бывших граждан СССР.)

Однако русскоязычные жители Прибалтики, даже выбирающие российское гражданство, в Россию не рвутся: и ехать некуда, и уровень жизни на прародине ниже, и вообще там неспокойней. (Особенно заметен контраст в материальном достатке при переходе из Нарвы в Ивангород; вот уж, воистину, один город – две судьбы.) А получить гражданство страны пребывания основная масса неграждан не может либо не желает. Выучить “с нуля” местный язык, тем более в пожилом возрасте, дано не каждому. Останавливают и материальные соображения: общие расходы на получение гражданства (более $40 в Латвии и $25-30 в Эстонии), хотя и невелики, но для тех, кто перебивается случайными заработками (уровень безработицы среди неграждан заметно выше), это все равно накладно. К тому же, в своем новом статусе к родственникам в Россию особо не поездишь: так, российская виза для неграждан и граждан Латвии стоит соответственно $8 и $30. Многие молодые люди, особенно в той же Латвии, не спешат с натурализацией, дожидаясь достижения предельного возраста, после которого не призывают в армию. Но, пожалуй, самая главная причина, отвращающая от натурализации, – моральная. Значительная часть русскоязычных жителей Латвии и Эстонии считают саму эту процедуру унизительной и вообще затаили обиду – в первую очередь, естественно, те, кто вместе с прибалтами боролся против советского маразма за независимость. (На референдуме 1991 г. за независимость Латвии высказались более 45% нелатышей; согласно социологическим опросам того времени, на независимое от Москвы государство психологически ориентировались до 80% эстонских русских.) По данным исследования, проведенного Управлением натурализации Латвии, сегодня 34% неграждан этой республики считают, что гражданство им должны предоставить автоматически, без каких-либо заявлений с их стороны, уплаты пошлины и сдачи экзаменов; 26% опрошенных отметили, что, не имея латвийского гражданства, легче ездить в Россию и страны СНГ; 23,5% не готовы к сдаче экзамена по латышскому языку; 20% не могут позволить себе требуемые для натурализации траты; у 18% на получение гражданства просто нет времени; 21,5% респондентов заявили, что в гражданстве Латвии не нуждаются.

К указанным причинам можно добавить еще одну – надежды, связанные с предстоящим вступлением стран Балтии в Евросоюз. Дескать, чего сейчас суетиться, если новоиспеченные члены ЕС будут вынуждены решить проблему неграждан “по справедливости”. Однако такого рода надежды, увы, необоснованны. На это совсем недавно указал, в частности, министр народонаселения Эстонии Пауль-Ээрик Руммо. Он подчеркнул, что унификация в рамках Евросоюза законов, связанных с гражданством, вовсе не означает, что при вступлении страны в ЕС обладатели “серых” паспортов автоматически станут гражданами единой Европы и Эстонии; напротив, они станут “иностранцами” уже в полном смысле этого слова и их правовой статус окажется более ущемленным, чем ныне. При этом больших изменений в эстонском законодательстве в связи с проблемой иностранцев не предвидится. Для многих неэстонцев, по словам министра, будет шоком, когда они “прозреют от иллюзий” и поймут, что при вхождении Эстонии в Евросоюз автоматически гражданство им никто не предоставит.

Итак, балтийские апатриды будут вынуждены либо смириться со своим ущербным статусом, либо уехать, либо все же “интегрироваться” – а значит, учить чуждый язык. Российский посол в Эстонии Константин Провалов смотрит на это философски: “Если ты живешь в стране, то должен говорить на языке титульной нации, тем более, если этот язык является государственным. Однако тут нет большой проблемы, уже сейчас молодежь, дети учат эстонский язык и могут на нем общаться со сверстниками. Да и проблема гражданства со временем решится естественным образом, поскольку, согласно действующему на сегодняшний день закону, успешная сдача школьного экзамена на аттестат зрелости автоматически дает гражданство”. Словом, лет через 50 само рассосется. Но даже оставляя вопрос о том, как эти 50 лет прожить (по оценкам, от трети до половины нынешних апатридов при любом раскладе так и останутся без гражданства), стоит заметить, что дело ведь не только и не столько в гражданстве как таковом, сколько в том, как сосуществовать в едином социуме этносам, столь различающимся по менталитету и культуре.

Неоднородно, к слову сказать, и само русскоязычное население Эстонии и Латвии. В нем можно вычленить три группы: “русобалты”, “россияне” и “неопределившиеся”, – которые на сегодняшний день, в общем-то, примерно те же, что и при делении по паспортному признаку (соответственно, граждане страны пребывания, российские граждане, апатриды). Первые – это, как правило, “старожилы”, вполне адаптировавшиеся к местным условиям, достаточно сносно владеющие языком и в целом разделяющие ценности коренного этноса. От них в известном смысле дистанцируются те, кто не сумели вписаться в местное общество и ощущают себя прежде всего россиянами (при благоприятных обстоятельствах они, в принципе, готовы уехать в Россию). Апатриды занимают промежуточное положение между “русобалтами” и “россиянами”; эти люди не отделяют себя от страны проживания, но, вместе с тем, чувствуют свою чужеродность в условиях национального государства (значительную их часть тоже можно отнести к потенциальным эмигрантам, но, скорее, в западном, а не в восточном направлении). Ясно, что раз ставится задача интеграции русскоязычного населения, то решаться она должна с учетом этих реалий. Иначе одновременно с ростом числа граждан нетитульной национальности доля “русобалтов” среди них будет уменьшаться (и увеличиваться доля тех, кто находятся во внутренней оппозиции государству, гражданами которого являются). Но даже “русобалтов” нельзя перековать в эстонцев или латышей. Между тем, как уже отмечалось, именно на подобную перековку “пришельцев” и “негров” (или хотя бы их отпрысков) делается ставка.

За официальными целями, как они сформулированы, скажем, в эстонской государственной программе интеграции на 2001-2007 гг., “воссоздания общей эстоноязычной языковой среды при условии культурного многообразия и толерантности” легко прочитывается курс – представляется, априори бесперспективный – на ускоренную ассимиляцию, к которой, собственно, вся “интеграция” и сводится. Действительный культурный плюрализм и взаимодоверительное сосуществование этносов в общем государстве – не из этой оперы.

Читайте также:  Визы, документы: оформление и консультация по важным вопросам

Языковые требования – несомненно, главное орудие ассимиляции. Особенно жесткие они в Латвии. Там даже в негосударственных организациях, например в редакциях русскоязычных газет, все таблички на дверях должны быть только на латышском. Уже сейчас свыше половины предметов в русских школах Латвии преподаются на государственном языке, а с 1 сентября 2004 г. исключительно на латышский будет переведено обучение в 10 и 11 классах всех государственных и муниципальных средних общеобразовательных заведений. В русских школах Эстонии с 2007 г. на государственном языке должны преподаваться не менее 60% предметов. Защита своего национального языка – особенно, если он объективно “неконкурентоспособен” – дело праведное, и страхи прибалтов на этот счет обоснованы. К примеру, учителя в Эстонии жалуются, что стоит в эстонский класс прийти нескольким русским детям, как языком общения немедленно становится русский (это склонны объяснять разным национальным темпераментом). Президент Латвии Вайра Вика-Фрейберга, отвечая на вопрос о том, возможна ли в ее стране такая же ситуация, как в Финляндии (два государственных языка – финский и шведский), сказала: “Если бы в Латвии было только 9% говорящих на русском языке, как в Финляндии – говорящих на шведском, то у нас не было бы никаких проблем. А поскольку у нас совершенно другой процентный состав, мы должны заботиться о том, чтобы латышский язык существовал и функционировал во всех сферах”.

Но отмеченная “неконкурентоспособность” местных языков (тем более в условиях глобализации) уже сама по себе делает бессмысленными попытки превратить прибалтийских русских чуть ли не в “лэнгвидженосцев” эстонского и латышского. Да, конечно, сохранить свой язык и культуру, не давя всей государственной мощью более сильную (или более пассионарную) чужую, – задача куда как более сложная, но, во всяком случае, не безнадежная. Если интеграция и возможна, то без предоставления русскому языку какого-то официального статуса не обойтись. Уровень владения государственным языком в Эстонии и Латвии среди русскоязычного населения, видимо, еще не скоро преодолеет планку хотя бы в 50%. В данной ситуации бить языком по голове и прочим местам, по меньшей мере, недальновидно; ни к чему, кроме усиления межэтнической враждебности, это не приведет – лучше уж сразу вернуться к политике реэмиграции. Как это ни банально, но необходим широкий диалог и поиск путей к такому двуязычному сообществу, в котором комфортно себя чувствовали бы представители как титульной нации, так и русскоязычного меньшинства. Изъяны нынешней интеграционной политики в Латвии и Эстонии связаны как раз с тем, что ее содержание – это компромисс между либералами и радикалами внутри господствующей нации, в выработке которого русская часть общества никак не участвовала.

Ну а что же матушка-Россия? До сего времени никакой осмысленной политики в отношении соотечественников в Прибалтике не наблюдалось. Не принимать же за таковую бесконечные причитания “Наших обижают!” и экономические санкции, по “нашим” же в первую очередь и бьющие. Между тем Россия объективно может выиграть при любом повороте событий – и в случае движения Латвии и Эстонии к подлинной межэтнической интеграции (чему Москва в состоянии поспособствовать), и, как это ни покажется циничным, в случае продолжения курса на ассимиляцию или второго издания реэмиграционной политики. Вымирание русского населения – это, возможно, главная угроза для России. Вопрос только в том, в какой мере данная угроза осознается во властных верхах и готовы ли Дума, правительство, Кремль выделить большие деньги, если русским в Латвии и Эстонии тамошняя национально-ориентированная “толерантность” вконец осточертеет.

Подавляющее число неграждан – русскоязычные. Для получения гражданства Эстонии или Латвии в порядке натурализации им необходимо иметь статус постоянного жителя республики на протяжении не менее 5 лет и сдать экзамен на знание языка (требуется понимать устную речь, уметь беседовать и читать), Конституции, истории и культуры страны. Многие прежние ограничения (например, для тех, кто родился за пределами данной республики) сняты; отменены существовавшие ранее квоты (“окна натурализации”); для людей старше 65 лет сделаны некоторые послабления. Инородные “дети независимости” (дети неграждан, родившиеся после 21 августа 1991 г. в Латвии и после 26 февраля 1992 г. в Эстонии) получают по достижении совершеннолетия гражданство почти автоматически. В Латвии, правда, для этого требуется заявление от обоих родителей с обещанием “способствовать интеграции ребенка в латвийское общество, изучению им латышского языка; воспитывать в нем доверие к Латвийской республике”. Кроме того, любой ребенок из семьи апатридов (неграждан и лиц без гражданства) по достижении совершеннолетия может стать гражданином по упрощенной процедуре – без сдачи экзамена, – если предъявит документ о среднем образовании с латышским (эстонским) языком обучения или другой документ, удостоверяющий знание языка на уровне, необходимом для натурализации (даже в Латвии, с ее более строгими нормами, таковым документом в принципе может быть и аттестат русской общеобразовательной школы). Официальная позиция властей ныне звучит так: двери открыты для всех постоянных жителей, милости просим, только сдайте экзамен.

Цель: Бизнес

Эта виза выдается, если есть необходимость закупить на территории Кореи товар, например, автомобили, оборудование.

Категория: С-3-4

Требуемые документы:

— приглашение, нотариально заверенное в Корее (оригинал)

— копия сертификата о бизнес-регистрации приглашающей стороны

— копия сертификата о факте уплаты налогов приглашающей стороной

— контракт о закупке товара с приглашающей стороной или о сотрудничестве

— справка с места работы

— консульский сбор 40 долларов США (прием исключительно в долларах)

— 1 цветное фото 3,5 х 4,5

— 1 анкета на получение визы (заполняется на английском языке)

— выписка/справка со счета. В случае, если выписка/справка оформлена на другое лицо, необходимо предъявить документы, показывающие родственную связь.

— копия сертификата о факте уплаты налогов приглашающей стороной

Материал подготовлен при поддержке


Претенденты всех категорий, включая этнических корейцев, не должны иметь судимостей, а также нарушений визового режима во время предыдущих поездок за рубеж.

Визы или как остаться в Корее — на долго!

Зачем оставаться в Корее на долго?

  • Заработать денег — в Корее высокие зарплаты, от $1500$2000 до $3000$3500 . Вы сможете окупить расходы на приезд и домой вернетесь с круглой суммой. Предположим, вы нашли хорошую работу, и можете откладывать $1500 ежемесячно, итого за год вы заработаете $18.000 ( 1.050.000 руб , это почти 6 млн. тенге или 500.000 гривен ). Представьте, поступили вы в университет и учитесь 2 года , экономите, копите, возвращаетесь домой и покупаете квартиру — и никакой ипотеки на 15-25 лет ! И даже если вы будете экономить, то всё равно сможете наслаждаться жизнью в стране своей мечты, любоваться красотами Сеула, ходить на всевозможные ивенты, кушать корейскую еду и конечно же обрести новых друзей;
  • Узнать, ваша ли это страна — тут наверное 50 / 50 … кто-то в страну влюбляется, встречает свою половинку, у них появляются красивые карапузики, живут счастливо как в романтической дораме… а есть и те, кто разочаровывается, и уезжает обратно. Мой вам совет — не стройте иллюзий, и тогда, вам будет проще принять Корею такой, какая она есть, а она очень даже не плохая!

Обратите внимание! Практически все визы доступны для Вас — в Корею не так сложно попасть на длительное время! Поэтому, просто выберете для себя более подходящую.

D-4 — если вы едете на курсы корейского языка в корейские университеты. Например в Сеульский Национальный Университет. Продлевайте её хоть каждый год до самой старости;

D-2 — если вы уже не на курсы, а на общих правах, как студент поступаете в корейский университет, или проводите исследовательскую деятельность в образовательных учреждениях;

Е-7 — рабочая виза для профессионалов. Обычно это работа в крупных компаниях: Hi-Tech, судостроительство, IT-технологии и так далее;

С-33 — медицинская виза, если вы хотите лечиться в Корее. Например сделать пластическую операцию и пройти курс реабилитации в самой Корее под присмотром высококвалифицированных врачей. Срок пребывания до 90 дней .

С-4 — для фотомоделей. Если вы привлекательная молодая девушка (или парень), то можете обратиться в дочернее отделение корейского модельного агенства и получить эту одноразовую рабочую визу на 90 дней ;

С-3 — просто общая виза на 90 дней — например для туризма;

С-34 — бизнес виза на 90 дней , по приглашению корейской фирмы;

F-1 и F-9 — первая для супругов получивших визу F-4 (этническая на 5 лет ), вторая для детей супругов получивших визу F-4. Срок действия 1 год с возможностью продлить не выезжая из страны.

F-6 — для супругов граждан Республики Корея. Краткосрочная на 90 дней. Этого хватает, чтобы подготовить документы на визу F-5 постоянное место жительства.

F-4 и H-2 — долгосрочные визы на 5 лет с разрешением работать официального трудоустройства. Виза продлевается через каждые 5 лет или можно получить визу F-5

F-5 — это ПМЖ (Постоянное место жительства), можете просто жить в Корее до получения Гражданства Кореи. Если муж гражданин Кореи или также имеет визу F-5. То есть, вам не нужно жить в Корее 5 лет , если у вас муж гражданин Кореи.

Визовый сбор: $50 — если срок пребывания до 90 дней и $80 если срок пребывания больше 90 дней . Исключения визы F-4 и H-2, там визовый сбор около $120 .
Внимание! Сдавать обязательно нужно ровно без сдачи! Иначе, просто не примут.

В следующей статье, я напишу о том, как я лично получал визу F-4!

Детальную (актуальную) информацию по визам, вы можете увидеть на официальном сайте Консульства Республики Корея в Иркутске — а то какие-то детали я могу упустить, а какие-то могут измениться (они устанавливают или изменяют условия почти каждый год, но изменения не значительные)

С-33 — медицинская виза, если вы хотите лечиться в Корее. Например сделать пластическую операцию и пройти курс реабилитации в самой Корее под присмотром высококвалифицированных врачей. Срок пребывания до 90 дней .

Дополнительные документы для разных типов виз

С учетом вида визы потребуется собрать еще один комплект документов.

В случае с оформлением визы С нужно донести ряд дополнительных бумаг:

  • письмо-приглашение или письмо-гарант от юридического или физического лица из Южной Кореи;
  • если посещение страны планируется по приглашению, то следует позаботиться о бумагах, в которых содержатся сведения о приглашающем лице. Так, потребуется предоставить копию паспорта и справки от работодателя;
  • если путешествие планируется в деловых целях или для проведения переговоров, то нужны копии: свидетельства о регистрации компании и программа бизнес-мероприятия (при наличии).

При необходимости получения визы D потребуется:

  • приглашение от работодателя или директора учебного заведения на работу или учебу. В обязательном порядке составляется на фирменном бланке и заверяется печатью учреждения;
  • распоряжение о направлении в командировку, если трудовая деятельность планируется в рамках международных отношений;
  • диплом об успешном окончании предыдущей ступени об образовании;
    справка об отсутствии хронических заболеваний;
  • подтверждение оплаты обучения или договор с образовательным учреждением, если получение образования планируется в рамках программы по обмену студентами.

Дополнительные документы на визу F4 и H2 в Южную Корею таковы:

  • подтверждение родства с родственниками, проживающими на территории ЮК;
  • адрес текущего проживания родственных лиц в Корее;
  • официальное разрешение на трудоустройство, если заявитель планирует работать в стране.

Для сохранения времени рекомендуется изначально запросить список обязательных бумаг и оформить их в соответствии с актуальными критериями.

  • подтверждение родства с родственниками, проживающими на территории ЮК;
  • адрес текущего проживания родственных лиц в Корее;
  • официальное разрешение на трудоустройство, если заявитель планирует работать в стране.

Виды студенческих виз в Южную Корею

Виза С-3

Это туристическая виза, которая предоставляет студенту возможность проходить обучение на территории Южной Кореи, сроком не более 3х месяцев. Поэтому если в планах учиться больше, то необходимо получить другую визу, которая нацелена на более длительный период обучения.

Виза D-2

Виза, которая предоставляется на долгий срок с целью прохождения обучения в училище, колледже, школе, аспирантуре, магистратуре.

Виза D-4

Виза, которая предоставляется на короткий срок. Обычно для прохождения обычной стажировки или языковых курсов.

Перечень необходимых документов

Как и другая любая виза, разрешение на въезд в страну для студентов наличия стандартного пакета документов. Разумеется, что список документов лучше уточнить в посольстве, поскольку правила могут меняться в зависимости от ситуации. Или посольство может потребовать дополнительные документы. Во всяком случае, в 2017 году к списку обязательной документации относятся:

  • 2 действующих паспорта: заграничный и гражданский. Причем оформить студенческую визу можно при условии, что до окончания срока действия обоих паспортов остается минимум полгода;
  • 2 цветных фотографии высокого разрешения. Фотографии необходимо делать строго по стандартам, которые следует уточнить в посольстве;
  • Заявка, заполненная на английском или корейском языке;
  • Копия аттестата или диплома, заверенная нотариусом;
  • Официальное письмо от южнокорейского вуза с подтверждением о зачислении. Студенты начинают оформлять визу только после официального поступления;
  • Подтверждение полной оплаты обучения. Обычно это просто чек;
  • Гарантия состоятельности студента или его попечителя. Для этого необходимо предоставить либо выписку счета из банка о вашем материальном положении, либо принести документы с места работы, которые подтвердят ваш уровень заработной платы;
  • Квитанция об оплате пошлины;
  • Медицинская страховка. Необходимо застраховать свое здоровье, чтобы в случае болезни страховая компания полностью покрыла ваше лечение.

Если вы не справляетесь с оформлением всего пакета документов, то всегда есть возможность воспользоваться услугами специальных фирм, которые помогают в решении данного вопроса.

Обучение по обмену и другие особенности местного образования

Студенты некоторых вузов имеют возможность попасть в Южную Корею по программе обмена. Южнокорейские университеты очень рады отличникам со всех стран, поэтому охотно принимают в свои ряды таких студентов. В этом случае виза для учебы оформляется стандартным образом, только к перечню документов прилагается выписка из университета с вашими оценками.

Если ваш выбор пал на не сертефицированный университет, то стоит подготовить документы подтверждающие финансовую обеспеченность. Так например, для университетов в Сеуле, где обучение будет занимать больше полугода, на счете необходимо иметь свыше 20 000 долларов, в других городах — 18 000 долларов.

Читайте также:  История самой известной Баварской пивной "Хофбройхаус": как добраться

Во время оформления визы для прохождения языковых курсов в Южной Корее, необходимо на своем счете иметь сумму 9000 долларов и больше, если же обучение занимает меньше года, то сумма идет из расчета 650 долларов на месяц. Следует помнить, что виза оформляется на срок 2 года, далее необходимо заняться переоформлением въездного документа.

Получение студенческой визы за пределами Кореи

Для получения визы необходимо быть зачисленным на языковые курсы или в местный университет. После чего следует обратиться в Корейское посольство для уточнения перечня документов. Далее следует собрать полный пакет документов и предоставить консулу. В случае, если сотрудник посольства сомневается в вашей обеспеченности или у него появляются другие сомнения, вам могут отказать в получении студенческой визы, даже если вы уже зачислены в университет.

Получение визы на территории Кореи

Если есть время, то возможно получение визы прямо на территории страны. Обычно на курсы начинается набор примерно за 1-2 месяца до их старта. За это время можно успеть собрать необходимый пакет документов и предоставить их консулу. Проблемы возникают у людей, время которых ограничено визой, и они могут попросту не успеть. Также у некоторых виз есть ограничения по изменению статуса пребывания, это следует уточнять у консула.

Кратковременный выезд из Кореи при наличии студенческой визы

При наличии специальной ID карты, студентам разрешается покидать страну для поездки на родину во время каникул. Следует также учитывать время действия своей визы или ID карты. В случае ее окончания за пределами страны, визу следует продлить в посольстве.


Это туристическая виза, которая предоставляет студенту возможность проходить обучение на территории Южной Кореи, сроком не более 3х месяцев. Поэтому если в планах учиться больше, то необходимо получить другую визу, которая нацелена на более длительный период обучения.

О некоторых особенностях иммиграционной политики Республики Корея

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ИММИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ

Основными нормативно-правовыми документами, регулирующими вопросы иммиграционной политики и практики в Республики Корея, являются законы об иммиграционном контроле, гражданстве, найме на работу иностранных граждан и зарубежных соотечественниках.

Главным органом, реализующим государственную политику в сфере иммиграции и осуществляющим функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в данной области, является Миграционная служба Кореи (МСК), подведомственная Министерству юстиции.

Действующим иммиграционным законодательством Республики Корея установлено 34 типа виз, которые в свою очередь подразделяются на 4 группы: дипломатические/служебные, рабочие, некоммерческие и краткосрочные, долгосрочные. Формально существует ещё одна группа, в которую входят 2 типа виз: В-1 (безвизовый статус), выдаваемая иностранцам, въезжающим в Корею по соглашениям о безвизовом режиме, и В-2 (туризм/транзит) – для безвизового въезда с целью туризма или транзита. В соответствии с единой классификационной системой, принятой в Корее, каждая категория виз имеет своё обозначение, состоящее из латинской буквы и цифры. В общей сложности сегодня насчитывается более 180 различных видов и статусов корейских виз.

Рабочие визы. Подразделяются на следующие категории: краткосрочная рабочая (С-4), преподавательская (Е-1), преподавание разговорной речи (Е-2), исследовательская (Е-3), техническое руководство (Е-4), профессиональная рабочая (Е-5), коммерческая в области искусства (Е-6), особые виды деятельности (Е-7), непрофессиональная рабочая (Е-9), член экипажа морского судна (Е-10), рабочая виза выходного дня (Н-1), а также гостевая рабочая виза (Н-2) для этнических корейцев из стран СНГ и Китая в возрасте от 25 лет, дающая им право свободно въезжать в Корею и выезжать из неё без получения специального разрешения в течение 3 лет с возможностью продления срока действия визы на 2 года уже в самой Корее.

Особенностью рабочих виз в Корее является то, что они строго привязаны к конкретному работодателю, который оформлял документы на визу. В случае если иностранный работник увольняется с работы, его виза автоматически аннулируется, сколько бы времени не оставалось до её окончания, и он должен в течение 1 месяц с момента увольнения покинуть страну.

Некоммерческие и краткосрочные визы. Включают в себя лишь 2 типа: временная журналистская (С-1) и краткосрочная общая (С-3). До недавнего времени существовала ещё виза типа С-2 (краткосрочная коммерческая), но в ноябре прошлого года она была упразднена и переведена в категорию С-3-4.

Виза С-3, выдаваемая для осуществления туристических и краткосрочных деловых поездок, является одной из наиболее распространённых как среди наших соотечественников. Она выдается на срок 15, 30 и 90 дней. Продление туристической визы возможно только на срок до 90 дней с момента въезда в страну и только в исключительных случаях, таких как стихийное бедствие, авария, нахождение в больнице в тяжелом состоянии, отмена авиарейса и др. Заявление с просьбой о продлении визы должно быть подано в местные отделения Миграционной службы как минимум за 1день до истечения её срока действия.

Долгосрочные визы. Иммиграционным законодательством Кореи предусмотрены следующие категории виз: культура и искусство (D-1), студенческая (D-2), промышленная стажировка (D-3), общая стажировка (языковые курсы) (D-4), журналистская (D-5), религиозная (D-6), аккредитационная (внутрифирменный трансфер) (D-7), инвестиционная (D-8), внешнеторговая деятельность (D-9), поиск работы (D-10), посещение и проживание с семьёй (F-1), вид на жительство (F-2), сопровождающий член семьи (F-3), зарубежные корейцы (F-4), постоянное проживание (F-5), супруг/супруга южнокорейца (F-6) и разное (G-1).

Студенты приезжают в Корее по визам D-2 или D-4, которые позволяют работать, но с неполной занятостью (не больше 20 часов в неделю во время учёбы и до 40 часов на каникулах). Для того чтобы полноценно совмещать учёбу и работу необходимо поменять визовый статус на S-3 (разрешение на работу для студентов). В таком случае можно будет легально работать и подписывать трудовые контракты с местным работодателем. Одним из условий получения S-3 является наличие трудового договора, в котором прописано, что работодатель согласен взять студента на частичную занятость. Данный визовый статус также обязателен при прохождении рабочей стажировки в корейской компании.

После завершения обучение в Корее дипломированный специалист вправе обратиться в МСК с целью получения визы D-10, выдаваемой на 6 месяцев, за которые он должен найти работу. Затем визу D-10 необходимо будет менять на любую визу категории Е, в зависимости от вида деятельности.

Российские предприниматели, открывшие свой бизнес в Республике Корея, в большинстве своём находятся здесь по визе D-8. Несмотря на определённые сложности, связанные с её получением (в частности, необходимо инвестировать в южнокорейскую экономику не менее 100 тыс. долл.США), данный тип визы предусматривает возможность её продления без выезда из страны и позволяет находиться в Корее на законных основаниях в течение продолжительного периода времени.

Корейский вид на жительство (F-2) можно получить несколькими способами, самый распространенный из которых – сочетаться узами брака с гражданином/гражданкой Южной Кореи. Однако есть и другой любопытный способ, применяемый, правда, довольно редко: по балльной системе (Point System for Excellent Human Resources). Для получения визы F-2 разработана определённая анкета, заполнив которую необходимо набрать не менее 80 баллов из 120 максимально возможных. Баллы начисляются в зависимости от возраста, образования, знания корейского языка, уровня заработка и ряда других критериев.

Виза категории F-5 (постоянное проживание) выдаётся иностранным гражданам, инвестировавшим не менее 500 тыс. долл. США с одновременным созданием для южнокорейских граждан не менее 5 рабочих мест, супругу/супруге гражданина Республики Корея, а также лицам, обладающим исключительными способностями в области науки, образования, управления, культуры, искусства и спорта. Законом также предусмотрены ограничения, в частности, нельзя покидать страну на срок более полугода, иначе статус ПМЖ может быть аннулирован.

С 1 ноября 2011 местные власти несколько облегчили процедуру получения этническими корейцами пятилетней визы F-4, отменив требование представлять документ о высшем образовании (диплом), подтверждающий отсутствие у заявителя намерений заниматься неквалифицированным трудом во время своего пребывания в Корее, что запрещено законом. Ещё одним новшеством в иммиграционном законодательстве стало введение в конце прошлого года визы категории F-6, которая даёт право на проживание в стране после расторжения брака по причине чрезвычайных обстоятельств, таких как смерть или исчезновение супруга/супруги.

Законом об иммиграционном контроле предусмотрены различные виды административного наказания за нарушение правил пребывания на территории Республики Корея, включающие в себя штрафные санкции и депортацию с последующим запретом на въезд в Корею сроком до 5 лет.

Подписанное 13 ноября 2013 года Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Корея о взаимной отмене визовых требований касается граждан РФ и Республики Корея, являющихся владельцами обычных заграничных паспортов и намеревающихся совершить краткосрочные поездки сроком до 60 дней с деловыми, туристическими и частными целями, а также для участия в культурных, научных и спортивных мероприятиях. Суммарный срок разрешённого пребывания лиц, въезжающих в безвизовом режиме на территорию государства другой Стороны, ограничивается в 90 дней в течение каждого периода в 180 дней.

Граждане, имеющие намерение осуществлять на территории государства другой Стороны трудовую деятельность,

учиться в учебных заведениях или проживать на временной или постоянной основе, должны оформлять визы.

Отмечаем, что данная информация носит справочный и ознакомительный характер, ссылка при ее цитировании на сайт Генконсульства обязательна.

Что касается практического получения визы в дипломатических и консульских представительствах РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ в России, изменения статуса визы на территории Республики Корея в Миграционной службе, граждане России должны САМОСТОЯТЕЛЬНО ОБРАЩАТЬСЯ В ОРГАНЫ ВЛАСТИ РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ.

ГЕНКОНСУЛЬСТВО РОССИИ В ПУСАНЕ КОРЕЙСКИЕ ВИЗЫ НЕ ПРОДЛЕВАЕТ, В НОВЫЕ ПАСПОРТА НЕ ВКЛЕИВАЕТ, СТАТУС ПРЕБЫВАНИЯ НЕ МЕНЯЕТ. СОГЛАСНО УСТАНОВЛЕННЫМ В РЕСПУБЛИКЕ КОРЕЯ ПРАВИЛАМ ГРАЖДАНИН ДОЛЖЕН САМОСТОЯТЕЛЬНО РЕШАТЬ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ СО СТАТУСОМ СВОЕГО ПРЕБЫВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ КОРЕИ С МИГРАЦИОННЫМИ ВЛАСТЯМИ.

Главным органом, реализующим государственную политику в сфере иммиграции и осуществляющим функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в данной области, является Миграционная служба Кореи (МСК), подведомственная Министерству юстиции.

Виза в Корею. Виды и описание

Категория визыОснования предоставленияСрок действия
D-1Академическая или художественная деятельность без намерения получить прибыль;Написание научно-исследовательской работы в области искусства;Изучение традиционной корейской культуры (т.е. боевых искусств, каллиграфии и.т.д.)2 года
D-2Очная форма обучения по программам бакалавриата, магистратуры, аспирантуры в высших учебных заведениях2 года
D-3Обучение, предоставляемое корейской корпорацией с целью дальнейшего приёма на работу специалиста из другого государства2 года
D-4Обучение в языковых центрах, прохождение стажировки, инвестированной иностранной компанией, обучение в научно-исследовательском центре2 года
D-5Журналист, предоставляющий сведения иностранным СМИ2 года
D-6Работник иностранной религиозной организации, социальной службы2 года
D-7Работник иностранного филиала корейской компании2 года
D-8Инвестор корейской компании, организатор предприятияРаботник инвестиционной корпорации – 5 летОрганизатор предприятия – 2 года
D-9Корпоративное управление, международная торговля, ориентированный на прибыль бизнес, техническое обслуживание экспортируемых машин, судостроение2 года
D-10Краткосрочная оплачиваемая корейской компанией стажировка, участие в программах по поиску работы в одной из следующих сфер деятельности:инструктор иностранного языка, профессура, исследования, искусство, узкоспециализированный работник6 месяцев
Е-1Квалифицированный иностранный рабочий, закончивший высшее учебное заведение, профессор, преподаватель в университете, исследователь, технический эксперт в передовых развивающихся науках, министр образования, науки и технологий5 лет
Е-2Иностранец, который отвечает требованиям, назначенным министром юстиции, с целью преподавания в академии иностранных языков и других профилированных учреждениях2 года
Е-3Исследования в области естествознания и промышленных технологий, продвинутый квалифицированный рабочий5 лет
Е-4Предоставление навыков и экспертных знаний в области естествознания и промышленного производства для государственных и частных компаний2 года
Е-5Любой вид профессиональной деятельности, разрешенный корейским законодательством (прим.: медицина, туризм)5 лет
Е-6Деятели искусства, осуществляющие преподавательскую деятельность, либо участвующие в культурных мероприятиях2 года
Е-7Иностранный профессионал, приглашенный министром юстиции на работу в государственном, частном предприятии по контракту3 года
Е-10Член экипажа круизного, рыболовного, транспортного судна1 год
H-1Гражданин страны, которая подписала соглашение о рабочем отпуске или меморандуме о взаимопонимании с Южной КореейВ соответствии с соглашением
  • Виза категории F-4 является особенной, так как предоставляется для облегчения посещения Южной Кореи этническими корейцами при условии, что они закончили в Южной Корее учебное заведение, либо проработали не менее полугода.

Для получения визы необходимо предоставить определённый пакет документов в одно из консульств Республики Корея (Москва, Санкт-Петербург, Иркутск, Владивосток). Подробнее об этом можно узнать на сайте http://nuzhnaviza.ru

Наверно, многих заинтересует, а есть ли возможность оформить визу для посещения КНДР? Да! Поездку в эту страну можно получить лишь двумя способами, и мы спешим поделиться ими с Вами.

Наверно, многих заинтересует, а есть ли возможность оформить визу для посещения КНДР? Да! Поездку в эту страну можно получить лишь двумя способами, и мы спешим поделиться ими с Вами.

Рабочая (категория E-1-E-7)

Категория Е (работа по контракту, научная и исследовательская деятельность) для трудоустройства выдается только этническим корейцам и высококвалифицированным специалистам, которые подтвердят свою квалификацию в Миграционной службе. На получение рабочей визы в целях трудоустройства в Южной Кореи могут претендовать соискатели на позиции руководящего звена, узкой специализации, специалисты с редкой профессией и серьезным опытом работы. Все моменты оговариваются с корейской компанией, которая находится в поисках сотрудников. Также данная категория выдается для продолжительных командировок.

Разрешение на въезд в целях научной деятельности (E-1,E-3, E-5) получить легко, но придется доказать цель работы, связанной с научным исследованием. Оформление разрешения на въезд и оплата взноса происходит через Интернет. При положительном решении консульство пришлет визу на электронную почту. Ее следует распечатать и показать на таможенном контроле.

Рабочая виза в Корею оформляется на год или на период, оговоренный в контракте, и является однократной.

Для получения категории Е понадобятся следующие документы: справка о состоянии здоровья заявителя, доказательство отсутствия проблем с законом, договор или контракт от работодателя, описание опыта работы, документы о законченном высшем образовании, удостоверяющие квалификацию заявителя.

Для получения студенческой категории (D-2, D-4) дополнительно понадобятся следующие документы: приглашение со стороны принимающего университета, в случае платного обучения — подтверждение оплаты, медицинская справка о состоянии здоровья, краткая биография заявителя, документ о законченном образовании или с текущего места учебы.

Добавить комментарий